Раньше кино было намного круче, авторы ещё не успели исписаться, а глупое нагромождение визуальных эффектов казалось всего лишь мрачным мифом, поскольку Майкл Бэй ещё не осознал в себе гениальность. Трава, значит, была зеленее, вода — мокрее, а деревья — такими огромными, что с вершины каждого второго можно было дотянуться до края самомнения Никиты Михалкова. Ох и жизнь была, твою мать.