Про кино

Мнения о кино и тех, кто его делает

Про «Ярость» и удивительного Шайа ЛаБафа

Шайа ЛаБаф и боль всего мираФильм «Ярость» — не игровое кино. Это не «Апокалипсис сегодня» или «Взвод» — нет выраженного антагониста. Главный злодей — сраная война. В этом смысле «Ярость» прямая как солдатский ботинок: если вокруг говно, кровь и расчленёнка, значит, так и следует это показывать и воспринимать.

Поэтому здесь мог сняться в принципе кто угодно — не слишком много нужно актёрского мастерства, чтобы показать бессмысленность и жестокость такого масштабного кровопролития, каким была Вторая мировая война. А Брэд Питт — это нам с вами бонус, старый конь, который не испортил ещё ни одной борозды. И Майкл Пенья, успевший показать себя у того же Эйера в «Патруле», сам по себе хороший подарок, чтобы пойти на него в кино.

И всё бы так, конечно, но вот есть Шайа ЛаБаф, который портит всю статистику. Кто ему вообще разрешил играть в этом фильме, этому Шайа ЛаБафу? Разве ему не сказали, что «Ярость» — это про войну, здесь танки, кровища, вот это всё. Здесь люди выживают, а не играют. Нет, он, негодяй, взял и всех переиграл. Брэда Питта за пояс заткнул, ну!

Играй как Шайа ЛаБаф

Играй как Шайа ЛаБаф

У ЛаБафа оказалась удивительная способность к перевоплощению. Он одной левой сыграл персонажа, которому легко можно дать как 25, так и 40 лет. Персонажа, у которого глаза от ужаса не просыхают все три года, что он на фронте. Бойца, который флегматично цитирует Писание, а в следующий момент отправляет на тот свет взвод немецких солдат. И тихо плачет. И опять молится. Сэм Уитвики из «Трансформеров» со своими детскими проблемами мирового масштаба остался настолько далеко позади этого обречённого, уставшего от крови танкиста, что личный киноакадемик в каждом из нас говорит: «Два «Оскара» этому джентльмену». И знаете что? Я очень надеюсь, он их таки получит. А впрочем, если и не получит, то и хрен с ним, с «Оскаром». Как известно, ещё ни один Ди Каприо не умер от того, что недополучил статуэтку. А всё, что не убивает, делает нас и так далее.

Назад

Про Оскара Айзека и настоящих злодеев

Далее

Про непостижимость «Интерстеллара»

  1. LeZhu

    не, я «Ярость» не осилила…
    полчаса поругалась — не терпела. даже муж слова не проронил) — сказал, что я превзошла в сквернословии и его, и сергейюрьевичбирюкова

    всё меня раздражало: и «это наша РАБОТА», и писарь каким-то образом оказавшийся на чужой войне в тысячах км от дома в танке( на РАБОТЕ!), и немецкие женщинки на бигудях и в платьицах нарядных, когда вот-вот берлин возьмут…)
    короче, эти американские танки мне прям как немецкие по родной земле были
    и никто из актёров ничё не спас мне. даже на Питта нашего Брэда думала: куда ж ты со свиным рылом в калашный ряд!
    :))

    • Юрок

      И как раз такие моменты, о которых ты говоришь, добавляют безумия этой войне. Писарь мог оказаться в «Шермане» в условиях танковых боёв 44–45-го годов, когда танкистов катастрофически не хватало. А немецкие женщины вполне могли оказаться накрашенными и в бигудях, трясясь от ужаса и не понимая, чего ждать от этих чужих солдат. Эти моменты создают настроение всей картине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén