Насилие в кино — это как семечки. Ешь и надеешься, что следующая будет не гнилая — потому что гнилую заесть очень трудно. Можно посмотреть один фильм с плохими перестрелками и драками или недостаточно реалистично взрывающимися бошками (как будто кто-то представляет, как это вообще может выглядеть реалистично) — и на какое-то время забудется любой «Кингсмэн» или «Большой куш».

Любим мы насилие в кино, ценим его — а что делать. Но вот фильмы, в которых издеваются над животными — такое мы не любим. Нет, мы смотрим, но рыдаем как дети. Жалко, сил нет. Животное ведь не выбирает такую участь, думаем мы. Оно просто оказывается не в то время не в том месте. И самое ужасное: оно не понимает, почему с ним так обращаются. Что оно сделало такого плохого? За что ему это всё?

«Робот по имени Чаппи» — наш с вами крест. Давайте теперь почувствуем себя не в роли хозяев собаки, над которой измываются жестокие дети — давайте сами станем этой собакой. Перестанем верить в то, что кто-то бесконечно мудрый и добрый придёт и спасёт нас. Давайте вообще потеряем веру во всё хорошее.

Выжимает слёзы, вот что. Но теперь жалко не собаку на экране, а себя — из-за всех детских и недетских обид. Когда мы даже не понимали, за что с нами так жестоко обращались. Чёрт, мы уже и думать забыли об этом, а Нил Бломкамп вот напомнил. Спасибо, друг. Отличный развлекательный фильм.

Тот самый Чаппи. А вообще Шарлто Копли

Вообще, если придерживаться доктрины «кино — для развлечения», то «Робот по имени Чаппи» не просто ударяет своим железным лицом в грязь, а падает в грязную лужу с большой-большой высоты. Потому что он не развлекает. Мне кажется, Нил Бломкамп просто не знает, как это делается. Вероятно, его дружбаны Майкл Бэй и Питер Джексон не сочли в своё время нужным рассказать ему о наличии этой функции в кинематографе.

Если так, сделали они это намеренно. Представьте себе остросоциальную фантастику, снятую с размахом «Трансформеров» или «Возвращения короля». При режиссуре Бломкампа и грамотном подходе продюсеров такой фильм был бы способен разделить кинофантастику на до и после — как это было, например, с «Матрицей».

Но этого не произошло. Зато произошло другое: Нил Бломкамп снял самый слезоточивый фильм последнего десятилетия. И всё по-честному: мы знали, на что шли. Все ведь смотрели «Короткое замыкание» и «Двухсотлетнего человека» — а после фильмов о собаках это самые слёзовыжимательные ленты в мире.

Существенный минус фильма «Робот по имени Чаппи»

В «Роботе по имени Чаппи» есть только один существенный минус — актёры второго плана. Точнее, минуса два: Сигурни Уивер, прости, господи, и Хью Джекман. Эти двое слишком яркие для такой картины. Даже кому-то одному из них здесь было бы тесно — а тут сразу вдвоём.

Потому что «Чаппи» по своей задумке крайне минималистичный фильм, ему противопоказан такой уровень яркости. Да, здесь есть спецэффекты, но слегка приглушённые. Есть главный злодей — но и он не слишком выразительный (мистер Джекман, что вы вообще здесь забыли?). Это всё — оплётка для центрального персонажа. Она могла бы быть ещё более схематичной — и было бы только лучше. Лишь бы сам Чаппи оставался таким, каким он и был — и за это очередной раз спасибо Шарлто Копли.

Я слышал, Нила Бломкампа обвиняют в том, что он никак не наиграется в «Район №9». Вот как, значит. Ну, непохоже, чтобы с 2009 года ненависти и жестокости в реальном мире стало меньше, насколько я могу судить. То есть миссия Бломкампа для меня очевидна.

«Робот по имени Чаппи» вряд ли станет культовым фантастическим фильмом. «Район №9» — этот, возможно, стал, но не «Чаппи». Предупреждение, чтобы мы не сильно зазнавались — вот что такое «Чаппи». Это не плохо, с этим можно жить. Если, конечно, мы не поубиваем друг друга к хренам собачьим.

«Робот по имени Чаппи» намекает, что при таком исходе найдётся кому нас заменить.