Музыка, которую можно потрогатьЧто случится, если из фильма «Терминатор 2. Судный день» убрать музыку Брэда Фидела? Станет ли фильм хуже? Можно ли надеяться, что эту картину восприняли бы так же, как её таки восприняли 23 года назад?

А давайте уберём из «Людей в чёрном» или «Сонной лощины» музыку Дэнни Эльфмана, а из «Назад в будущее» и «Хищника» — Алана Сильвестри. Вот интересно, что останется — вытянет ли одна режиссура все эти фильмы?

Хрен его знает. В этом всегда было волшебство хорошего кино: мы с вами делали умные лица и рассуждали о том, что именно вывело ту или иную картину в разряд заслуживающих внимания — но мы никогда не знали это точно. Никогда не могли это проверить.

Но можем сейчас. Смотрите: вот есть «Интерстеллар» — фильм, в котором главный герой не человек, а музыка. Уберите музыку — и фильм потеряет смысл. Не потому, что он окажется посредственным — просто станет неоконченным, неполным. Разумеется, станет, ведь главный герой — музыка, как же можно без неё? Ей-богу, я бы скорее выкинул из фильма Мэтью Макконахи, если уж на то пошло.

Раньше Кристофер Нолан имел привычку снимать фильмы, в которых всё было интуитивно понятно: есть герой-борец, есть злодей в той или иной ипостаси, а остальное — детали сценария. Благодаря такой компоновке «Начало», например, несмотря на свои сценарные изыски, было зрелищным, по-настоящему голливудским фильмом, который оставлял один-единственный вопрос: сон это всё или нет? И с этим вопросом вполне можно было дальше жить.

«Интерстеллар» вообще не оставляет вопросов — и при этом абсолютно непостижим. Потому что есть вещи, до которых, видимо, нужно дорасти: самопожертвование, вселенская мудрость, бесконечное добро, вот это всё. А инструмент, который позволяет достичь хотя бы края этого понимания, — музыка Ханса Циммера. Она — как Кристиан Бэйл в трилогии о Бэтмене, она — как Ди Каприо в «Начале». Она — наше всё, друзья и соседи.

Ей и «Оскара» за главную мужскую и женскую роль получать, как я понимаю. Впрочем, дался ей этот «Оскар», хватит и «Золотого Глобуса».