«Крампус»Эй, детишки, хорошо себя вели весь год? Слушали старших, ели всю эту полезную безвкусную дрянь? Были послушными детьми? А подарки — дождались подарков-то? Небось все праздничные коробки залапали своими жадными пальчиками, а? Ну, раз в год можно, верно? Наслаждайтесь, тем более что в следующем году Санта может и не прийти. И тогда вместо него заглянет совсем другой персонаж. Мрачный, жестокий и со своим представлением о справедливости.

Жуйте уже свои конфеты — у вас есть время до следующего декабря. Радуйтесь, пока днём всё ещё светло, а в камине горит уютный огонь. Пока вместо рождественских колокольчиков не услышите звон железных цепей.

Пока не придёт Крампус.

«Крампус»Почему мы так любим всю эту праздничную суету в декабре? Ну да, подарки, новогодняя и рождественская атрибутика — это само собой, но что делает последнюю неделю каждого года по-настоящему волшебной? Американцы лучше нас знают ответ: для них Рождество — время примирения и всеобщей любви. Вы могли весь год растлевать старушек и отбирать леденцы у детей, но в ночь на 25 декабря ваша душа самая чистая во всей Вселенной. Пособачиться на Рождество — за океаном это смертный грех. Американцы за такое без всяких разговоров попадают в ад, всё просто.

Эту идею, разумеется, нещадно эксплуатирует кинематограф. Голливуд снял великое множество фильмов, так и сяк рассказывающих о чудесных рождественских примирениях и прочих волшебствах. Почти всегда эти картины бесконечно милы и до омерзения приторны — людям нужно беззаботное настроение, агрессия тут недопустима.

«Крампус»Впрочем, есть и исключения, спасибо за маленькие радости — хотя и они полны нравоучений. Режиссёр Майкл Догерти нам в назидание снял историю о семье, которая ругалась между собой весь год и так и не сумела помириться в Рождество. Внутрисемейное безумие зашкалило аккурат за несколько дней до праздника — и Санта отрёкся от этих людей. Зато открылись все пути для Крампуса.

Слушайте, а вы представляете вообще, кто такой Крампус? Я сейчас расскажу. Крампус — это древняя зловредная тварь, которая отвечает за наказание непослушных детей. Наказание это ежегодное и всегда намечено на декабрь. То есть наш парень — своеобразный антипод Санты. Он не дарит, а забирает. В нашем случае забирает всё у маленьких детей, которые плохо себя вели.

«Крампус»Но вот что я думаю. Ребёнок, который плохо себя вёл во времена моды на Крампуса, вполне мог заслужить смертную казнь. В наше время такому ребёнку принято грозить пальцем. Мы стали либеральнее, а значит, и наказание должно больше соответствовать проступку.

Только Крампус плевать на это хотел. Раз уж он пришёл, то до смерти пугает и детей, и взрослых. А если кто-то не окочурился от одного его вида, что ж, всегда найдётся способ расправиться с несчастным вручную. Это древний демон, и он не слышал о либеральном воспитании. Равнодушный палач — вот кто такой Крампус. Он не поведётся ни на мольбы, ни на угрозы, ни на шантаж. Его невозможно остановить.

«Крампус»Знаете, для детей как-то чересчур серьёзно. На это мог бы намекать возрастной рейтинг фильма Майкла Догерти: у нас — 16+. Но в Америке дали более сомнительный PG-13. Так кто же целевая аудитория?

Вероятно, взрослые, раз уж «Крампус» так жесток и кровав. Действительно, здесь хватает эпизодов, от которых иной совершеннолетний вздрогнет, а уж ребёнку точно будут сниться кошмары. Некоторые визуальные решения нетривиальны, а атмосфера порой угнетает очень даже не по-детски. Да только…

Да только этого мало. Да, замысел интересный, но реализация примитивная. Многие сцены напоминают старый ужастик «Демонические игрушки» — и это не комплимент. Один вид какой-нибудь старой запылённой куклы по-прежнему способен внушить страх, но для современного кино такой приём выглядит слишком… ожидаемо.

«Крампус»Ладно, раз «Крампус» не очень смог в качественный ужастик, может, получился как комедия? Ну, первая четверть фильма нет-нет да и блеснёт парой-тройкой остроумных моментов — но дальше начинается та самая серьёзная часть, которая должна была определить «Крампус» как фильм ужасов. Нет, это точно не комедия.

Вот она, беда этого фильма: он не определился ни с жанром, ни с целевой аудиторией. Вероятно, такова и была задумка авторов: «Крампус» должен был начаться как довольно стандартный рождественский фильм в стиле «Один дома», а закончиться переиначенной на новый лад кошмарной сказкой. Но если у Майкла Догерти и были такие мысли, донести их толком он не сумел: трудно донести что-либо, если у тебя нет адресата.

«Крампус»И всё же, несмотря на то, что я тут наговорил, «Крампус» хорош. Во-первых, он интересный: да, многие сюжетные ходы предсказуемы, но антураж вытягивает. Во-вторых, здесь играют отличные актёры, и играют неплохо (хотя мне кажется, этого от них никто не требовал). Это Адам Скотт, Эллисон Толман, Тони Коллетт и Дэвид Кокнер, а ещё пара полузабытых телезвёзд и куча нераздражающих детишек.

В конце концов, «Крампус», пусть и в несколько непривычной для американских фильмов манере, но определённо пропагандирует семейные ценности — то, что нужно на Рождество. Берегите друг друга. Не грызитесь. Не нойте. Забудьте про сарказм. Станьте людьми, наконец. Ваша семья, ваши родные и близкие — единственное, что имеет значение. Даже если они вам не слишком нравятся.

Не хотите вести себя по-человечески добровольно — давайте, рискните всем. Действуйте по привычке. Но помните: рано или поздно наступит декабрь.

«Крампус»