«Книга джунглей», 2016Вы когда-нибудь представляли себе что-то по-настоящему милое и безобидное? Ну, знаете, это вроде как психотерапия: рисуешь в голове образ, который тебя точно не бесит, и ждать от него стоит только всего самого хорошего. Ну? Бывало? Нет? Давайте тогда сейчас. Итак, самое безобидное и приятное — это, конечно, мама… если только это не мама из «Бабадука», например. Не пойдёт, образ уже испорчен. Тогда, видимо, ребёнок. Как насчёт Дэмиена Торна? Не то, всё не то.

А может, животные? Не медведь из «Выжившего», конечно, а все эти хомяки, бурундуки, котята и прочая пушистая шушера — милее и безобиднее этого только дружище Христос.

Дружище Христос

Твой бро

Точнее, так оно и было бы, если б не фильмы типа «Кошки против собак». Эти поделки ставят крест на самой идее безобидности подобных образов. И вовсе не из-за придурковатого сценария — проблема в том, что животные в них антропоморфны, частично  или полностью. То есть что сделали создатели этого шерстяного дерьма: они взяли, скажем, всамделишных кошек и заставили их разговаривать (!) и смеяться (!!!) — в общем, вести себя так, как это делают люди. Для смеху несчастным тварям оставили их фирменные фишки типа шипения или лая — и это предельно ужасно, просто за гранью закона и морали.

«Кошки против собак: Месть Китти Галор»

Не твой бро

Но знаете что? Нас всех спасли Disney и Джон Фавро. (Тот самый Джон Фавро, снявший первые два фильма о Железном человеке и ленту о поваре на колёсах — это я про него.) Они совершили невозможное: мы обрели веру в то, что нарисованные звери способны разговаривать — и это может выглядеть гармонично.

Но о зверях чуть позже, а пока вот что: новая «Книга джунглей» — ни в коем случае не экранизация рассказов Киплинга. Да, герои (или большая их часть) те же, но Киплинг здесь не более чем автор идеи и основного конфликта. Мы говорим ему спасибо, мы ценим — но, объективно говоря, Disney сделала для нас куда больше.

«Книга джунглей», 1967

Тот самый мульт на все времена

В 1967 году Walt Disney Productions и режиссёр Вольфганг Райтерман подарили миру лучшую мультадаптацию Киплинговых сказок. Мультфильм отказался от мрачности первоисточника — вместо этого тогдашним зрителям устроили настоящий аттракцион с песнями и плясками. Градус щенячьей нежности зашкаливал, и всё было лучше некуда. Теперь тот мультик — классика наряду с «Винни Пухом», «Аладдином» и «Королём Львом».

После этого была ещё пара незначительных попыток — и вот, наконец, Маугли с его друзьями и недругами оставили в покое. Как оказалось, лишь для того, чтобы цепкие лапы мистера Фавро и диснеевских скупердяев взялись за старый сюжет с новыми силами.

«Книга джунглей», 2016

Кадр, в котором нарисовано всё

Итак, новая «Книга джунглей» — это художественный фильм и это ремейк мультфильма 50-летней давности. Звери по-прежнему нарисованные, но… если честно, мне сложно до конца в это поверить. Кажется, с нынешними технологиями удивить зрителя реалистичной зверюгой очень трудно — вон, целую бесполезную «Жизнь Пи» под это сняли, не говоря уж о приснопамятном медведе из «Выжившего».

В этом смысле «Книга джунглей» не то чтобы отстаёт, а скорее движется параллельно. Все животные выглядят очень реалистично, но теперь им добавили неуловимые, уникальные для каждой особи черты — обычно такое характерно для мультфильмов той же Disney. Удивительно, но у зрителя не возникает диссонанса: такое ощущение, что это просто новая порода зверей.

«Книга джунглей», 2016

Багиру озвучивал Бен Кингсли. Пожалуй, стоит пересмотреть в оригинале

Зверей, которые, кстати, ещё и разговаривают, такие дела. Постоянно треплются — и если сперва я прямо-таки вжался в кресло, ожидая дебильных «очеловеченных» диалогов в стиле «Кошки против собак», то через десять секунд вообще забыл, что в моей жизни звери довольно плохо ладят с человеческой речью. Как Disney этого добилась? Как смогла не переборщить с мимикой у нарисованных животных? Как умудрилась сохранить принятые в их мире модели поведения, но при этом заставила зрителя-человека воспринимать этих зверей на равных?

У меня нет на это ответа. Это настоящее волшебство — так я его и воспринимаю. Волшебство не объясняют, им просто восхищаются.

«Книга джунглей», 2016

Один из самых ярких персонажей — я про того, что слева

Я восхищаюсь. Всему в целом и каждой детали в отдельности. Классическим мультяшным раздолбайским песням, своеобразно впиленным в относительно мрачный антураж фильма. Гротескным персонажам, явно приукрашенным для большего впечатления — и обладающим своим звериным характером, в который с готовностью поверит любой скептик. Манерой съёмки с резкими сменами плана — будто Фавро торопится заснять животных в их среде обитания, пока те его не заметили.

«Книга джунглей», 2016

Ничего особенного, просто тигр охотится в своей среде обитания

Я восхищаюсь главным героем — не представляю, как этот мальчик (Нил Сети) сумел так здорово сыграть в условиях, когда всё, что тебе предлагают, — зелёные стены да собственное воображение. Хотя, наверное, для детей играть с воображаемыми друзьями — не такая уж проблема.

Я восхищаюсь главным злодеем — Шерхан никогда ещё не был таким страшным и таким… притягательным. Это какая-то дикая смесь Джека Николсона и Энтони Хопкинса… если бы они были тиграми, разумеется.

«Книга джунглей», 2016

— Я съел его печень с бобами и хорошим кьянти

Я восхищаюсь современными технологиями, которые сделали возможной эту невероятно реалистичную сказку.

Наконец, я восхищаюсь наследием Диснея. Эти люди уже много десятков лет хранят свои традиции и при этом не устают адаптировать их для каждого нового поколения. Не рассказывайте мне про деньги, которые они на нас зарабатывают — пусть их. Кто сказал, что доброта не должна быть вознаграждена?

«Книга джунглей», 2016


Понравился материал? Не жмитесь, делитесь в соцсетях!