«Шпион»Майкл Бэй, у меня плохие новости. Твоё первое место, которое ты держал почти год, немного подвинули. Теперь «Трансформеры 4» по совершенному идиотизму всего лишь на второй позиции. Третье место, соответственно, за мистером Гаретом Эдвардсом и его сраной «Годзиллой». А возглавляет список возмутительно дебильных картин последнего времени Пол Фиг и его «Шпион». Ей-богу, это надо было постараться — обойти самого Бэя.

Невероятно, но как есть, так есть: у «Шпиона» для своего жанра очень высокие рейтинги — как по отзывам зрителей, так и среди профессиональных кинокритиков. И знаете что, сперва я думал: эй, столько людей не могут ошибаться. Что-то не так со мной. Но потом я взглянул на Джейсона Стейтэма, который здесь на одной из главных ролей — а он в ответ так тоскливо на меня посмотрел, что у меня чуть сердце не разорвалось. Если уж Джейсон «Снимусь-Во-Всяком-Говне-За-Ваше-Бабло» Стейтэм не в силах скрыть свои эмоции по поводу происходящего вокруг него, то я уж и не знаю.

Ладно, давайте по порядку.

«Шпион»

Тебе повезло, парень, потому что она уже маханула, пока читала сценарий

Фильм «Шпион» действительно про шпионов. Здесь есть всякие эти погони, драки, перестрелки, но самое главное — тут неплохой задел для истории о героях тыла. О тех, кто привык делать свою работу, не купаясь в лучах всеобщей благодарности. Что-то подобное было в фильме «Копы в глубоком запасе». Беда «Шпиона» в том, что задел в его случае так и остаётся заделом. Если вы вдруг подумали, что тутошняя история — о чудесном превращении серой мыши в суперагента, то хренушки вам. Ничего подобного.

«Шпион»

Мелисса Маккарти испытывает неловкость

Потому что роль первого плана — у Мелиссы Маккарти. Вы её должны помнить: это одна из очень немногих актрис нестандартной комплекции, которые умудрились задержаться в Голливуде на главных ролях. Непонятно, как это ей удалось: особого актёрского таланта здесь не было и нет. Как правило, сценарии фильмов с участием Маккарти сводят всю её игру к спекуляциям на тему внешности.

И это возмутительно. Если вы собираетесь снять фильм про толстяка, вы зовёте любого дрища, гримируете его — вуаля. Все счастливы, все ржут. Да, это такой юмор ниже плинтуса, но и что с того. Зритель знает: на самом-то деле актёр вовсе не такой жиробас, как его герой. А раз так, почему бы и не поржать — ведь это всё понарошку. Не стыдно как бы.

«Шпион»

Мелисса Маккарти испытывает отвращение

Но ржать над толстяком, который играет комплексующего по поводу своей внешности толстяка, довольно трудно. И здесь уже что-то неправильно: ржать не должно быть трудно. Раз уж юмор в «Шпионе» такой немудрящий, надо, чтобы ржание вырывалось так же легко, как песни «Сектора Газа» из глотки дембеля.

Но нет, несмотря на все усилия, у «Шпиона» не получается рассмешить. Вместо этого градус идиотизма порой доходит до того, что ещё чуть-чуть — и можно включать закадровый смех. В такие моменты на актёров жалко смотреть — и это в некотором смысле утешает, ведь получается, они всё понимают.

«Шпион»

Джейсон Стейтэм и грусть-тоска в его глазах

Лучше всего это видно по Джейсону Стейтэму. У него здесь вообще самая адекватная роль — в том смысле, что он играет клинического идиота. Всё честно: каждый поступок персонажа легко объясняется его тотальным идиотизмом. При этом Стейтэм, видимо, вспомнил о своём ричиевском прошлом и откопал в себе остатки самоиронии. В результате роль специального агента Рика Форда оказалась настоящей солянкой из всех сомнительных работ Джейсона Стейтэма за последние десять лет. И вот это, пожалуй, могло бы стать единственным остроумным пятном во всём сраном фильме, да вот только иногда даже бывалый мистер Стейтэм не выдерживает. В его глазах появляется такая тоска, какой мы не видели со времён «Револьвера».

«Шпион»

Роуз Бирн пытается держаться прямо

Остальные актёры справляются с тоской кто как умеет. Джуд Лоу в такие моменты похож на восковую копию самого себя с соответствующим интеллектом. Роуз Бирн, незаурядная, в общем, актриса, начинает переигрывать с такой страшной силой, что её хочется задушить. Я думаю, во время съёмок они оба крепко пили.

Что до самой Мелиссы Маккарти, то у неё на лице в эти моменты проскальзывает какая-то растерянность, мол, что я тут делаю. Она догадывается, что что-то пошло не так — не в фильме «Шпион», а во всём её творчестве. Что все эти «Поймай толстуху, если сможешь» и «Копы в юбках» — не её. Где-то в душе она Джуди Денч или Ширли Маклейн. Или Мерил Стрип. Кто угодно, но только не эта ужасная тётка.

В эти моменты Мелисса Маккарти, кажется, понимает: мода на таких героев, которых она привыкла играть, рано или поздно пройдёт. И тогда придётся что-то думать.

«Шпион»