The RoverСамое плохое, что может случиться с фильмом — это когда он пытается быть умнее своего зрителя. Конечно, для кого-то даже четвёртые «Трансформеры» — неподъёмная интеллектуальная ноша, но речь не об этом. Я говорю о жанровом кино, которое настолько обнаглело, что вздумало умничать и пытаться выставить зрителей идиотами.

Подобные претензии чаще всего звучат в адрес всякого артхауса: большинство из того, что привыкли так называть, невозможно смотреть без риска сломать челюсть в нескольких местах от зевоты. Только артхаус — это в принципе кино не для всех, так что здесь всё честно. Если вы идёте на фильм Иньярриту или Триера, а ожидаете увидеть там Майкла Бэя, это ваши проблемы.

Но как быть, если вам пообещали остросюжетный триллер в условиях постапокалипсиса, а вместо него подсунули снотворное? А такое вообще законно?

Дэвид Мишо, ты режиссёр «Ровера», и эта претензия — к тебе. У тебя было всё, Дэвид Мишо. Не слишком оригинальный, но проверенный временем сценарий; удивительная природа Австралии, благодаря которой тебе даже не нужно было тратиться на всякие постапокалиптические декорации; у тебя был Гай Пирс. Всего-то и надо было — воспользоваться этим и снять крепкий боевик.

Не забывайте: это триллер

Не забывайте: это триллер

Нет, зачем. Ты ведь не так прост. Зачем людям ещё один «Безумный Макс», ты лучше дашь им невнятную мелодраму. А если кто вдруг будет задавать неудобные вопросы, ты просто укажешь им на бюджет, так? 12 миллионов, парни, скажешь ты. И вы таки хотели за эти деньги хороший боевик? Конечно, нет, вы наверняка хотели скучный, унылый, как снег в марте, фильм с претензией на искусство.

Потому что «Ровер» скучный, и после попытки казаться очень умным это второй его смертный грех. Дэвид Мишо даёт отличный мастер-класс, как испортить потенциально атмосферное кино. Побольше длинных планов, спасибо оператору Наташе Брайер. Да таких, чтоб герои просто смотрели в одну точку. Это верняк. И диалоги — делайте их настолько нелогичными и непонятными, насколько это вообще возможно. Пусть ни один вопрос не найдёт ответа — это даже хорошо, можно ведь задать этот вопрос ещё раз. И ещё. Пусть зритель порефлексирует — ну наверняка же кто-нибудь найдёт здесь интеллектуальное зерно.

И всё же, Дэвид Мишо, ты допустил серьёзную оплошность. Ты пригласил на две главные роли таких актёров, которые не просто вытянули фильм из беспросветного говна — они показали, каким классным он мог бы быть.

Гай Пирс, который не портит борозды

Гай Пирс, который не портит борозды

Гай Пирс — это беспроигрышный вариант. Пригласите его сняться в вашей картине — и в самом худшем случае про неё будут говорить: «А, это тот фильм с Гаем Пирсом?». В смысле актёрского мастерства он уже достиг точки невозврата — после фильма «Самый пьяный округ в мире» мало кто усомнится в его способностях.

Роберт Паттинсон начинает новую жизнь

Роберт Паттинсон начинает новую жизнь

А вот его напарник — это настоящее чудо. Роберт Паттинсон, друзья и соседи. Тот самый Эдвард Каллен. Кто бы мог подумать, а этот парень обыгрывает даже Гая Пирса, причём так легко, как будто всю жизнь только и делал, что был хорошим актёром. И вот за это Дэвиду Мишо большое спасибо. Паттинсон действительно хорош, и благодаря «Роверу» в его новой карьере появился отправной пункт.

А сам «Ровер» остаётся запыленным, скучным, недопиленным проектом (пусть и с классным саундтреком), за которым либо недоглядели, либо поспешили от него избавиться. Гай Пирс и Роберт Паттинсон сделали, что могли, но даже этого оказалось мало.

Тоска смертная, конечно.

Гай Пирс и смертная тоска