«Эверест»Кино про стихию — это почти беспроигрышный вариант. Наснимай красивых планов, нарисуй всяких громов и молний, потопов и пожаров, сдобри какой-нибудь бесящей мелодраматичной историей и добавь чуть-чуть интриги и приключений — можно продавать. Лет 20 назад по такому принципу снимали большинство фильмов, чей сюжет был завязан на буйстве стихии. Актёрской игрой они не блистали, история была совсем простенькой, ляпов — на средних размеров грузовик, а различались эти картины только бюджетом. Но даже сейчас, попадись они нам в телевизоре, мы не спешим переключать. Ностальгия? Ага. А с ней — святая простота тех фильмов. Они ни на что не претендовали — просто выходили один за другим, и всё. Хочешь — смотри, не хочешь — пффффф, мы на DVD выпустим, всё равно отобьём бюджет.

Но бюджеты растут — как и технологии, работающие на кинематограф. То, что нравилось в 90-е, сегодня смотрится насмешкой. В Голливуде, конечно, постоянно ищут новые пути и формы, однако в конце концов всё упирается в вопрос: сколько бабла у нас есть? И если мы говорим о фильмах про стихию, этот вопрос единственный, который вообще стоит задавать.

«Эверест»

— Эй, а как там в реале всё закончилось? Есть смысл бороться?

Правда, на нас, меркантильных, нашёлся Бальтасар Кормакур, который где-то откопал древнюю магическую формулу «Основано на реальных событиях». Он решил, что если использовать эту формулу, то из остальных составляющих можно оставить только природу — и фильм, где стихия в главной роли, готов.

Меня раздражает, что Кормакур, в принципе, оказался прав. Его «Эверест» — действительно та лента, где природа со своим скверным характером выступает главным героем, а больше ничего и нет. Красиво? Не то слово. Атмосферно? Ещё как. Интересно? Вообще нет, от скуки можно рот порвать.

«Эверест»

— Пссс, парень, не зевай, у нас ещё полтора часа экранного времени.

Прежде всего вот что: это присловье, «основано на реальных событиях», — зачем оно вообще? Что выигрывает зритель, который видит такое перед тем, как посмотреть фильм? Ни хрена он не выигрывает. Более того, даже если он и не знает, чем всё кончилось тогда, в реальной жизни, его не покидает ощущение, что сюжет был предопределён, понимаете? То есть даже на этапе написания чернового сценария всё было понятно — вот что думает зритель. Это, конечно, не обман. Это обычная халтура: сюрпризов от фильма, основанного на реальных событиях, ждать не приходится.

Зритель начинает скучать. Вроде бы обещали приключения в горах, а дали только горы и к ним упрямых людишек, которые за каким-то хреном сюда полезли. Да, горы безумно, невероятно красивые — спасибо, что сняли всю эту красоту вживую, а не нарисовали, — но скука первые полфильма так и не оставляет.

«Эверест»

— Эй, долго ещё? — А хочешь, споём? Веселее пойдёт!

И вот, когда зритель теряет к ленте всякий интерес, начинается то, ради чего всё это задумывалось: природа показывает характер. Эверест собирается как следует отпинать посягнувших на святое. Торжество стихии в самом разрушительном для человека понимании. Ветер, снег с дождём, гром и молнии — это просто не описать словами, нужно видеть…

…и пяти минут на это зрелище более чем достаточно. Вскоре даже буря надоедает. Да, зритель понимает, что вот же он, самый драматичный момент; сейчас станет понятно, что будет дальше со всеми этими людьми (если, конечно, заранее не прошариться в Википедии на этот счёт, ведь фильм ОСНОВАН НА РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЯХ). Но зритель им уже не сочувствует. Их, героев, вообще не жалко.

«Эверест»

— Кто бы меня пожалел, третий фильм за год.

Причин такого равнодушия несколько. Во-первых, невыразительная актёрская игра при многообещающем составе. Бальтасар Кормакур и его команда сняли свой фильм за несчастные 55 миллионов долларов, а пригласить на роли умудрились пол-Голливуда. Мы вот можем спросить, как им это удалось, но это не тот вопрос, который стоит сейчас задавать. Куда интереснее вот что: зачем они напихали в «Эверест» столько знаменитостей? Можно ведь было найти неплохих малоизвестных актёров, которые справились бы со своими ролями никак не хуже всех этих звёзд. Платить бы им пришлось меньше, а сэкономленные деньги отдали бы на толковый сценарий… ах, да, нельзя. Тру стори же.

Да и потом, вы скажете: такие корифеи не могут ничего испортить. Верно, не могут. Но и вписывать «Эверест» в свой личный рейтинг лучших актёрских работ тоже не станут. Потому что это совсем не игровое кино — а могло бы им быть. Здесь нет ни одного человека, чья игра действительно запомнилась. Хотя нет, есть Сэм Уортингтон, и вот он, в силу особенностей сюжета и собственной внешности, оставляет какое-то призрачное чувство: вот, мол, снялся же не лишь бы кто, а хороший актёр.

«Эверест»

На этом кадре Сэм Уортингтон даёт примерное представление о нужности актёров в «Эвересте»

Но это чувство возникает ближе к концу фильма и довольно быстро проходит. Потому что остальные актёры вместо игры на разрыв аорты предпочитают использовать свои фирменные приёмы — и то по разу, чтобы мы, видимо, не зажрались. Зыркнет на нас из-под нахмуренных бровей Джош Бролин, ослепительно улыбнётся Джейк Джилленхол, нервно передёрнет плечами Робин Райт, тревожно глянет Джейсон Кларк и ни хрена не сделает Кира Найтли. Спасибо вам, друзья, за самый бесполезный кастинг в мире.

Впрочем, актёры — это полбеды. Сочувствия к персонажам нет ещё и потому, что их мотивация вызывает большие вопросы. Мы, например, должны смириться с тем, что для настоящего героя нет никаких преград в этом мире. И если он замыслил покорить самую высокую вершину планеты, то его не остановят ни отсутствие денег и соответствующего мастерства, ни наличие жены и детей. Он же герой, какие тут могут быть отговорки! Да, есть вероятность не вернуться домой — велика беда для героя! Да он такие опасности на завтрак ест!

«Эверест»

— Чёрт, высокая. Как бы туда памятник самому себе затащить?

И вот мне кажется, что Кормакур сознательно сделал персонажей такими несимпатичными — даром что многие из прототипов ещё живы. Эти люди не были героями — они были бездумными бунтарями, готовыми пожертвовать всем ради своей забавы. Всё, что их волновало, — самореализация через смертельный риск.

Поэтому фильм такой скучный. Это очень редкий образец жанра, в котором герои-альпинисты не романтизируются — напротив, их великая миссия выглядит нелепо и бессмысленно. Здесь даже подвиг Анатолия Букреева отдаёт безысходностью; зритель не сочувствует, а скорее недоумевает: ну и зачем всё это было?

«Эверест»

— А жрать нам дадут? — В реале никто не жрал, пацаны, терпите.

Если я прав, Кормакуру его афера удалась, и «Эверест» — действительно хорошее кино. Пусть неинтересное и без единого положительного героя, зато красивое, атмосферное, детальное и основано на реальных событиях — грейте себя этим. Ну, а если вы ждали приключений, какого-то действия, динамичного развития сюжета — даже не знаю. Пересмотрите, наверное, «Скалолаза» — этот никогда не подведёт.