Про кино

Мнения о кино и тех, кто его делает

Про фильм «К звёздам», бешенство и след в сердце

Раздражение на грани бешенства — частый спутник моих кинопросмотров. Иногда это чувство специально спровоцировано автором — как в случае с невероятно бесящим персонажем Эми Адамс во «Власти». Бывает и так, что конкретный герой вроде бы и не должен раздражать, но всё равно бесит — сил нет. Такое у меня было, например, с полковником Траутманом в «Первой крови».

Оба этих примера показывают, что раздражение, осознанно оно вызвано или нет, может стать правильным кирпичиком в создании общего настроения от фильма. Но ведь может и не стать, не так ли? Не так ли, твою мать, мистер Грэй?

Читать далее

«Охотник на оленей» и чашка, которую не склеить

Это кажется странным, но хороший антивоенный фильм вовсе необязательно рождается из идей пацифизма. Изначальный замысел вообще может не иметь ничего общего ни с войной, ни с рефлексией на её счёт — но дайте ему настояться в головах нескольких талантливых человек, и он неожиданно для себя превратится в серьёзный антивоенный посыл, который дойдёт до всех и каждого. Именно это произошло с фильмом «Охотник на оленей».

Читать далее

Про «Джона Уика 3» и стиль, который уже не с нами

Визуально впечатлить зрителя сегодня очень трудно — спасибо диснеевским жадинам и их приёмным детям из Marvel. Больше 10 лет эти деятели не дают нам выдохнуть, прямо из кожи вон лезут — а мы и не против, верно? Так что теперь у зрелищности особенное лицо — что-то среднее между Джоссом Уидоном, Скоттом Дерриксоном и братьями Руссо. И никакому сраному Майклу Бэю ничего уже с этим не поделать, спасибо за маленькие радости.

Но в 2014 году произошло кое-что странное. В самый рассвет эпохи кинокомиксов нашёлся человек, который вдруг захотел вернуть зрителям их 90-е, хотя никто вроде и не просил. Это Чад Стахелски, и да, он с какой-то другой планеты.

Читать далее

«Апокалипсис сегодня»: путеводитель по сердцу тьмы

«Апокалипсису сегодня» исполнилось 40 лет, и это не укладывается в голове. Всего четыре десятка лет назад между вертолётной атакой и «Полётом валькирий» не было ничего общего, а попытку описать запах напалма поутру вы бы сочли бредом сумасшедшего (и были бы недалеки от правды). При этом для всех, кто посмотрел это кино хотя бы раз в жизни, «Апокалипсис сегодня» не появился вдруг из ниоткуда — он был всегда, от самого начала времён. Это уже не просто след в поп-культуре своего поколения — фильм Копполы самостоятельно сформировал мощный социокультурный пласт. Мы все на нём выросли, и нам от него не избавиться, даже если бы и было такое желание. Пожалуй, самое время вспомнить о вашей коробке с трюизмами и штампами — где-то там на дне валяется слово «бессмертный». Доставайте его оттуда, сегодня тот самый день.

Читать далее

Про «Чёрного ястреба» и тонкий расчёт Ридли Скотта

Военный кинематограф начала XXI века выглядел, как грудь ветерана, — некуда вешать орден. К этому времени самые масштабные конфликты прошлого столетия так или иначе уже нашли отражение в кино — и фильмы эти в своём большинстве стали непререкаемой классикой. У новичка в жанре оставалось два пути: либо ещё глубже загонять аудиторию в антивоенную депрессию, либо пробовать себя в экшене. Правда, во втором случае пришлось бы конкурировать со Спилбергом, но, если тебя зовут Ридли Скотт, тебе плевать.

Читать далее

Про фильм «Мы» и экскурсию Джордана Пила

Итак, сегодня у нас экскурсия, но давайте-ка сперва определимся, кому это вообще может быть интересно. «Мы» — это хоррор, и здесь должна отсеяться та часть аудитории, которая принципиально не смотрит фильмы ужасов. «Мы» — совсем не страшный хоррор, до свидания, поклонники запредельно жуткого хардкора. В «Мы» не слишком много крови, а та, что есть, не особо отвлекает на себя внимание. В «Мы» хватает скримеров, но они такие, знаете, для галочки. По всему выходит, что «Мы» — это вообще какая-то хрень, ни рыба ни мясо, так стоит ли на это тратить своё время?

Читать далее

Про «Власть» и злость Адама МакКея

Ничего хорошего в театре «Долби», друзья, — на этот раз для Адама МакКея, чудеснейшего кинорассказчика современности. Из восьми номинаций, на которые претендовала его «Власть», фильм выиграл лишь в одной — лучший грим и причёски. Как же здорово, твою мать, как хорошо.

Читать далее

«Они никогда не станут старше» и машина времени

Чувствуете запах? Это «Оскар», друзья. Больше ничто в мире не пахнет так. Запах «Оскара» особенно любят в конце февраля; однажды «Повелитель бури» взял целых шесть статуэток, обойдя «Аватара», и когда всё закончилось, Джеймс Кэмерон чуть не задушил свою бывшую жену Кэтрин Бигелоу. Всё обошлось без единого трупа — но запах! Весь театр «Долби» был им пропитан. Это был запах… победы!

Читать далее

Про «Фаворитку» и средний палец Йоргоса Лантимоса

Хотите геморроя на свою задницу — начните снимать историческое кино. Сперва подберите подходящую эпоху — вдоль и поперёк изученную, но не слишком близкую к современности, чтобы, не дай бог, ни одного очевидца. Подойдёт что-нибудь пышно-костюмное, скажем, XVII–XIX века, и не забудьте добавить знаменитостей в качестве персонажей. Так вы привлечёте внимание самых неприятных в мире людей — историков разной степени компетентности, которые тут же примутся сравнивать ваш исторический фон с Википедией. Ещё очень желательно, чтобы события фильма упоминали какую-нибудь войну — здесь уже на запах сбегутся хардкорные заклёпочники, готовые убить за любую техническую неточность или допущение.

Читать далее

Про чудесную «Зелёную книгу» и метод Фаррелли

Раньше кино было намного круче, авторы ещё не успели исписаться, а глупое нагромождение визуальных эффектов казалось всего лишь мрачным мифом, поскольку Майкл Бэй ещё не осознал в себе гениальность. Трава, значит, была зеленее, вода — мокрее, а деревья — такими огромными, что с вершины каждого второго можно было дотянуться до края самомнения Никиты Михалкова. Ох и жизнь была, твою мать.

Читать далее

Страница 1 из 23

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén