Про кино

Мнения о кино и тех, кто его делает

Про «Невесту» и нежелание рисковать

«Невеста»Величайшая загадка человечества — какого хрена оно, это человечество, смотрит фильмы ужасов. Вы только представьте, сколько вокруг отличного кино: весёлого и грустного, крышесносящего и медитативного — любого. Так почему зрители, как долбаные зомби, готовы по головам идти, лишь бы попасть на очередной, наверняка сомнительный хоррор?

Вы скажете, что многим просто не хватает адреналина — жизнь течёт слишком вяло, а все потрясения, которые в ней случаются, скорее неприятные, чем наоборот. Я на это отвечу, что вы, должно быть, сошли с ума, если воображаете, что смотреть хоррор приятно хоть в малейшей степени. Нет. Фильм ужасов — это зрительский крест, чья тяжесть прямо пропорциональна мастерству режиссёра и съёмочной группы.

Read More

Про изумительный «Ла-Ла Ленд» и солнце, которое внутри каждого

«Ла-Ла Ленд»В детстве я мечтал быть патологоанатомом. Довольно жутко звучит, да и вообще мысль так себе, как мне сейчас кажется. Но тогда, в десять лет я строил далеко идущие планы. Суть работы была мне примерно ясна: режь себе трупы, строчи отчёты, делов-то. Правда, взрослые, которым я рассказывал о своих мечтах, быстро спускали меня на землю: оказывается, на патологоанатома надо очень долго и серьёзно учиться. Запахло проблемой, ведь учёба в моих мечтах не значилась. Я просто должен был одномоментно стать тем, кем хотел.

Read More

Про 2016-й, который умел удивить

Вот это год, а? Кажется, ничем нас не удивишь — а поди ж ты. Год комиксовых экранизаций — и на удивление добрая половина оказалась очень и очень достойной. Год научной фантастики и реверансов старым добрым временам. Год, когда даже сериалы и «Звёздные войны» вспомнили, что они — кино, а не диванное зрелище и простой фансервис.

Удивительный год. А теперь расходимся по номинациям.

Read More

Про «Изгой-один. Звёздные войны: Истории» и умение признать очевидное

«Изгой-один. Звёздные войны: Истории»Лет десять назад один телеканал составил рейтинг самых отъявленных кинонегодяев. Подобных перечней всегда было с избытком, но здешний отличался своими эпическими размерами (около 50 позиций), а также некоторой долей объективности. Места в злодейской очереди выдавались по совокупности достижений, а не по личным предпочтениям авторов. И даже если персонаж не совершил какую-нибудь глобальную пакость, но был в состоянии это сделать, он автоматически становился круче того, кто плавал не так глубоко.

Read More

Про «Мир Дикого Запада» и игру Джонатана Нолана

«Мир Дикого Запада»Помните эти старые детские дворовые игры? Всякие городки, ножики, прятки, кич — и конечно, настоящий тактический шедевр: казаки-разбойники. Все они могли быть в равной степени увлекательными — лишь бы сами игроки обладали достаточной долей фантазии. Впрочем, у детей-то с этим проблем никогда не возникало, не так ли. Одна беда: какой бы крутой ни была игра, её непременно ограничивали жёсткие правила. Что ж, в этом и смысл: действуй по регламенту или не играй вовсе. Правила нарушать нельзя.

Read More

Page 1 of 26

Powered by WordPress & Theme by Anders Norén